Main menu

DSCF7708 c30b1Информационное поле после оккупации Донбасса стало полем для пропаганды. Журналисты сайта "Бахмут IN.UA" решили проанализировать, кто работает на этом поле и каковы его плоды.

Свобода слова и свобода прессы как право распространять информацию без ограничений со стороны власти, приводит к формированию у читателя самостоятельной оценки состояния общества. Когда информация подается в одном ключе, в выгодном свете для "заказчика", мы получаем чистую пропаганду. В случае с оккупированной территорией - это пропаганда пророссийского режима маскирующегося в "ДНР" и "ЛНР" под видом "народных республик".

Валерий Владимирович из Луганска бывает в родном городе редко и отмечает, что информация  с Украины отсутствует, все теле- и радиоканалы отключены.

«Люди, у которых есть спутниковые антенны и показывают украинские и российские каналы, говорят, что Россия вещает информацию в своих интересах, а украинские каналы -  в своих. О какой объективности можно говорить? Как, например, какая-нибудь бабушка, может получить правдивую информацию? Допустим, я могу разобраться, она, уж точно нет», - считает пенсионер.

В "ЛНР" ограничение распространения информации называют "предотвращением информационно дестабилизации", подтверждая свою монополию на информацию. С 8 января 2016 вступил в силу приказ так называемого министерства информации "ЛНР", о блокировании работы 113 украинских информационных сайтов, сообщает "Институт массовой информации" со ссылкой на ВВС. В частности, не открываются онлайн-страницы таких СМИ: "Украинская правда", "Новое время", "Радио Свобода", "Остров", ТСН, 24 TV, "Неделя", "Сегодня", "Обозреватель".

Наряду с ограничениями распространения информации известны факты задержания, физического насилия и угроз журналистам. Накануне из плена "ЛНР", в котором журналистка пробыла больше года, отпустили луганчанку Марию Варфоломееву.

Большинство журналистов независимых СМИ, которые отказались работать "под патронатом" республики выехали и прекратили деятельность. Редактор "Реальной газеты" Андрей Дихтяренко, с редакцией уехал из Луганска в июле 2014 года после преследований, запугиваний и плена одного из сотрудников. Он не бросает ресурс, чтобы продолжать подавать объективную информацию с оккупированной территории и формировать своеобразную летопись "ЛНР" в интернете. Говорит, что из десяти независимых СМИ в Луганске осталось только одно, которое работает по темникам единого информцентра "ЛНР".

"Никакого плюрализма мнений в прессе "ЛНР" нет. Мы делали исследование и пришли к выводу, что все СМИ на той территории работают по темникам, новости расписаны на неделю вперед, эксперты продвигают только одну точку зрения. Иное мнение можно встретить только по запрещенным каналам информации - соцсети, сайты. Министерство информации "ЛНР" обнародовало список сайтов, которые должны блокировать провайдеры, мы там есть, но и эту защиту можно обходить", - признался Дихтяренко.

DSCF7695 38db2

Республиканская газета "Инфоцентр" от 18 февраля тема военных действий освещается "как несоблюдение Украиной Минских соглашений", тут же публикуется количество пострадавших от обстрелов ВСУ. 

IMG 3189 c1224

О проблемах говорят только со слов "правителей". В Горловской газете «Кочегарка ДНР» от 18 февраля 2016 года власти сначала информируют о возрождении городов «ДНР» и «ЛНР"и в этом же номере отмечают проблемы – не работающие предприятия, наличие задолженности по заработной плате на шахтах, резка предприятий на металлолом.

Как сообщает Донецкий институт информации, на оккупированной территории Донецкой области на сегодняшний день запрещены порядка 40 ведущих украинских и региональных интернет-изданий, нет доступа к печатным версиям областных и национальных газет. В самой «республике» в общей сложности выходит свыше 20 наименований печатных изданий (пять из них «республиканского» масштаба) и пять местных телеканалов, не считая российских. Их распространение только на территории «ДНР» достаточно условно – города в радиусе 50 км от Донецка также в зоне «информационного поражения», что не способствует стабилизации обстановки в регионе. Украинские ТВ-передатчики, установленные по периметру линии разграничения, свою функцию фактически не выполняют – сигнал «ловят» только жители близлежащих районов.

В Горловке, кроме "республиканской" прессы продолжает работать интернет издание "Gorlovka. ua", главный редактор которого Александр Билинский бежал из города от расправы сепаратистов. Александр работает на одном из центральных телеканалов, но продолжает вести сайт.

"На самом деле власти не работают над созданием украинского информационного поля на оккупированной территории. Это хорошо видно по прифронтовым городам. В Марьинке, которая уже полтора года под украинским флагом, нет украинских каналов, только сепаратистские, та же ситуация в поселке Новгородском под Дзержинском. Министерство и областные чиновники на это закрывают глаза, оправдываясь тем, что это малочисленные населенные пункты. Но фактически эта гибридная война и в ней мы пасем задних", - говорит журналист.

Не во всех оккупированных городах есть такие альтернативные каналы, которые читает местное население и переселенцы, выехавшие как на украинскую так и российскую территорию. Есть ряд городов Шахтерск, Торез, где вообще нет проукраиснких сайтов, хотя содержать редакцию из двух человек это не большие затраты, особенно если это государственный уровень. Да власти самопровозглашенных республик могут ограничивать доступ к сайтам через провайдеров, но люди находят возможность снять блокировку.

"Конечно такая удаленная работа, это не та журналистика, которая позволяет выражать разные мнения, проверять информацию на месте, выезжать фотографировать. Но во-первых это единственная альтернатива на сегодня, а во-вторых мы как местные жители знаем особенности местных чиновников и правоохранителей, которые перешли на сторону "ДНР" и в тех городах, где есть украинские сайты у нас есть досье на предателей, которых при освобождении той территории можно будет судить", - подчеркнул Билинский.

Проблема в том, что проживая в условиях постоянной информационной войны люди перестают вообще верить прессе. Ольга из Горловки регулярно просматривает местный телеканал «Юнион», читает газету «Оплот». Говорит, что эти СМИ оповещают об обстрелах, когда и в каком районе они были, но узнать с чьей стороны были такие действия невозможно.

«У меня на окраинах Горловки живут друзья, и если я читаю в газете информацию об обстрелах в тех районах, то могу проверить, позвонив своим друзьям. Но сделать вывод – откуда летят эти снаряды, с какой стороны, я никогда не могу. Так, наши местные телеканалы говорят, что это со стороны Украины, а украинские телеканалы – со стороны «ДНР».  Даже представители ОБСЕ, бывая на местах разрушений, никогда не отвечают на такие вопросы».

Проведя опрос среди жителей оккупированной территории в отделениях банков и Пенсионном фонде Бахмута, журналисты "Бахмут IN.UA" выяснили, что большинство воспринимает СМИ как средство пропаганды, а не канал для получении информации. Не доверяет ни украинским ни "республиканским" источникам.

image1 31e4bСвобода самовыражения в "ДНР"

Но мы будем не объективными если скажем, что проблемы есть только на оккупированной территории Донецкой области. Снижение уровня профессионализма в условиях низкой конкуренции и спроса, стало настоящей проблемой региональных СМИ.

"Во многих городах сохранилась традиция выпуска локальных ангажированных медиа, действующих в интересах местных элит. В регионе прекратился выпуск более чем 10 общеобластных печатных газет, закрылись несколько телеканалов и интернет-изданий. Однако есть и первые ласточки украинской весны – местные активисты все чаще задумываются над созданием медиа нового формата, и такие инициативы реализуются в ряде городов области. Мы всячески способствуем распространению текстового и аудиовизуального контента с наиболее полной и достоверной ситуацией в регионе: студия «Общественного ТВ Донбасса» открывается в Мариуполе, в планах – строительство студии в Краматорске", - анализирует ситуацию в донецких медиа журналист «Донецкого института информации» Наталия Казённова.